Сплав по реке Сисим 1999

С течением времени события, произошедшие ранее, забываются. Стираются детали. И в итоге помнишь только факт какого-то события и никаких подробностей. Пока в голове еще хоть что-то осталось, спешу повествовать о нашем сплаве по р. Сисим, летом 1999 г.
Лично меня приглашение поехать коснулось непосредственно в день отъезда. Я всегда говорил, что всё самое лучшее всегда решается спонтанно. На все сборы у меня было всего-навсего часов шесть. Мишка тогда здорово помог, покатав меня на запорожце. С остальными я встретился уже на вокзале. Состав был следующим: Я (тут фанфары), Зеленый - он же RU0AU (тогда RV0AGZ: прим.RU0AU), Дёмин, Юра (еще один Юра, помимо Юры Бата: прим.RU0AU) - наш общий знакомый. И какой-то Юрин друг - Игорь. Пять человек, вроде никого не забыл.В начале всё было вполне прозаично. Встретились на вокзале, взяли билеты на поезд в общий вагон, сели и поехали. Когда я увидел все наши вещи, мне стало не по себе. Куча сумок с едой, ПСН (плот спасательный надувной), ящик пива в полутора литровых бутылках. И много всего. Я-то себе представлял, что все возьмут по рюкзачку еды, каждый для себя... а оказалось вон что...
В поезде я пытался спать, остальные рубились в «тыщу». Около четырех часов ночи доехали до станции «Сисим». Выходим, с невероятными усилиями несем всё до реки - благо не далеко. Начинаем надувать плот, а параллельно, на керосиновой горелке готовится еда. И вот тут началось самое интересное. В трех сумках с едой лежали: керосиновая горелка, керосиновая лампа и пластиковая, десятилитровая канистра с керосином. Естественно, это всё протекло. Пришлось по быстрому сортировать еду на ту, которая пропиталась керосином и ту, которая не очень. Кое-какие крупы в промокших пакетах пытались вымачивать в реке, от чего начинали расходиться по воде радужные круги.Все кричали и пытались найти кого-то виноватого. Нашли. Коль уж все эти три предмета приобретал Дёмин, ему было выставлено жесткое условие: «Чтобы внутри плота, этой вонючей дряни не было !». Он вышел из ситуации просто. Канистру привязал к плоту снаружи, а лампу и горелку, плотно привязав проволокой к длинной палке, водрузил на то место, куда в ПСНе ставится флагшток.Итак, немного перекусив, с рассветом мы тронулись в путь. По прежнему матеря Дёмина за то, что он всех лишил половины всей провизии, мы двигались вперед. Пройдя примерно около часа, мы услышали громкой «бульк» со стороны флагштока. Пока сообразили, что керосиновая горелка нас покинула, от места «булька» уже было метров 30. Сильное течение и глубина реки не позволили нам даже попытаться за ней вернуться. Все истошно ржали, а Дёмин почти что плакал.Надо сказать, что вода была очень холодной, и до самого Красноярского водохранилища нам искупаться не удалось. Кроме того, погода была просто прескверная почти всё наше путешествие. Если мне не изменяет память, события эти происходили примерно с 1 по 14 августа 1999 г.На протяжении всей реки, а это около 200 километров, с фантастической скоростью меняется ландшафт. Вот ты видишь лес и ничего больше, проходит каких-то полчаса и над водой склоняются высоченные скалы, спустя еще какое то время видны обрывистые глиняные берега с множеством отверстий - ласточкиных гнезд. И так всё время - постоянно меняющийся пейзаж. А начать надо было с того, что Дёмин забыл фотоаппарат, а из соображений суеверий возвращаться за ним не стал. Это я к тому, что снимков этой красоты совсем нет.Ночевали в ПСНе всего несколько раз, потому как по всей реке стоят срубы. Бревенчатые домики. А в некоторых даже печки есть. В первом таком домике мы и остановились в первый же день. Всё время шел дождь, и было принято решение ждать еще один день.А коль уж было нечего делать, я и Юра пошли побродить по местности. Глухой лес. На протяжении всей длины реки есть всего одна деревня. И тут мы натыкаемся на нечто рукотворное. Огромные котлованы (50x50 метров), со временем они заполнились водой. Горы, аккуратно выложенные камнем, правильнее сказать стены. По нашему общему с Юрой предположению, этими стенами многократно переносилось русло какой-то небольшой речки, которая впадала в Сисим. И всё это дело рук золотоискателей. Каково же было наше удивление, когда мы обнаружили, давно заржавевший, скелет от трактора. Сколько лет назад тут добывали золото? И какими дорогами гнали сюда технику, мы не знаем. Но впечатление осталось неизгладимое.
Пороги. Их на протяжении нашего маршрута было около трех. Вся хитрость прохождения порогов на ПСНе сводится к тому, что надо вперед выставлять глухую стену. Маневрировать так абсолютно невозможно, но, по крайней мере, вода внутрь не попадает.
На одном пороге, который нам сказали проходить просто, главное держаться правой стороны. Как-то мы проворонили начало порога и оказались на середине. Поболтало нас крепко. Плот, падая с полутораметровой высоты, на мгновение складывается пополам. В какой-то момент, налетев на камень, мы почувствовали, как у нас просело дно. Центральный баллон с воздухом пробит. А всё наше пиво, к тому моменту бутылок 15, находилось как раз в кармане, сделанном в центре этого баллона (кто знает, что такое ПСН, тот меня поймет). В общем, всё наше пиво начинает нас тянуть ко дну. Видим, что все нормальные люди, которые проходили порог справа, стоят припаркованные там же и ловят рыбу. Дёмин с веслом, пытаясь бороться со стихией, т.к. нас несет на камни, по пояс мокрый, кричит людям на берегу «Что, рыба-то есть!!?». Ничего не ответили люди на берегу. Наверняка побороли желание покрутить у виска пальцем. А может и покрутили, когда нас уже унесло течением.Иногда, посередине реки встречались острова. И по интуиции мы всё время уходили в правый рукав. Но как-то в один момент рулевые решили пройти по правому, более узкому рукаву. Сначала нам пришлось примять крышу плота, чтобы пройти под нависшим деревом. А потом и вовсе мы сели на мель, и двигаться дальше было всё труднее и труднее, пока на пути не встало сломанное дерево. Под ним плот уже никак не мог пройти. Зеленый начал хвататься за траву с одной стороны, плот остановился, он начал вылазить, каким-то образом оступился и упал вводу. Там, где глубина полметра, он умудрился промокнуть во весь рост. Пока мы проржались, Игорь решил выйти с другой стороны плота. Глубина так же полметра, до берега около полутора метров. Он берет весло, упирает его в середину требуемого пути, собираясь совершить нечто, а-ля прыжок с шестом. И прыжок.... Игорь спешно преодолел полпути. И тут, то ли инерции не хватило, то ли равновесия, в общем рухнул он в воду плашмя. Хохоту просто не было предела. Всем было лень штаны задрать и получилось так, что выкупались полностью.За один день до того, как приплыть в деревню Берёзовая, мы удивились, услышав нарастающий гул. Уж чего мы только не предполагали. И каково же было наше удивление, когда на встречу плывущему плоту выехал ГАЗ-66. Машина двигалась прямо по реке, колеса её были скрыты водой, а в кабине сидели два мужика (по моему, они стояли в кузове, и один был ещё и с ружьём: прим. RU0AU). Грузовик уехал, мы остановились на ночлег в очередной избушке. На обратном пути 66-й к нам подъехал. О чем разговаривали с мужиками, уже не помню. Наверняка о том, что завтра мы приплывем в Берёзовую, потом еще один порог, а затем подпор.Подпор – место, где уровень искусственного водохранилища сравнивается с уровнем реки. Течение исчезает полностью. Честно говоря, когда попадаешь на подпор, настроение портится. Все берега усыпаны корягами, когда-то потопленных, а потом всплывших деревьев. Больная рыба, а я её видел впервые, которая не может погрузиться, потому что у нее внутри живет огромный червь. Неприятно всё это.
Хотя тут же, на подпоре, была первая удачная рыбалка. Около пяти рыбок, которые мы с Дёминым съели практически сырыми. Кроме того, мы с ним ели сыроежки, всего-навсего час вымоченные в воде и два часа в соли. Кто не знает, в нормальных условиях грибы отмачивают сутками. Теперь на такие эксперименты со своим желудком я не решился бы. А по молодости... Да с водочкою... Э-эх… Пожалуй, вот то основное, что удержалось в моей памяти о том путешествии. Уж сколько раз с тех пор мне хотелось туда вернуться. Всё как-то, как говорится, недосуг… -----------
Некоторые дополнения от того кто был тогда с нами. От того самого Зеленого:)
Да, было время… Когда-то я, быть может, забуду детали этого сплава – но керосин никогда :) Мы даже курить после еды боялись – полу в шутку, конечно, а полу всерьез. Из радиосвязи у меня тогда была с собой только одна УКВ портативка Kenwood TH-79, которая в целях именно радиосвязи применяться в тайге не могла – так как она была в одна :) В то время просторы околоземного космического пространства «бороздила» небезизвестная станция «Мир», у которой почти всегда был включен служебный канал связи на передачу, на частоте 143 МГц с копейками. У меня с собой была трассировка её орбиты, на несколько недель вперед, и я слушал её, когда она была в зоне радиовидимости. Слышно было прямо в ПСН-е, без особых проблем, на штатную резинку. Правда, никто не мог понять, зачем мне это надо, да и я сам тоже :) Наверное, просто интерес был. Да и теперь есть. Видимо, когда я немного поднадоел своими радионаблюдениями друзьям-сплавщикам, они решили надо мной приколоться. Когда я отвлёкся, они просто её спрятали. Перерыв весь ПСН и не найдя аппарат, естественно, я подумал, что утопил его. Эти гады долго не признавались, и я уже почти смирился с мысль потери. Очень расстроился, во-первых от самого факта «потери», а во-вторых, по тем временам я купил её, бывшую в употреблении, за очень немалую сумму денег для меня. В итоге, ребята, конечно, признались. Я сильно обиделся на них за это, но старался не подавать виду. Конечно же, обида рассосалась за несколько часов. Помню, как мы с Юрой К. на вечерней стоянке просчитывали, какой высоты должна быть точка нашего местонахождения, что бы была возможность радиосвязи с Красноярском на УКВ, вспоминая геометрию. Я даже лазил с Игорем и Батом на гору, пытаясь что-либо там услышать на двойке. Об этой вылазке чуть подробней. Базовая стоянка была в деревянной сторожке, которую мы приметили на берегу. Я, Бат и Игорь пошли прогуляться в тайгу, я – залезть на горочку, связь проверить :) а остальные за компанию. К сожалению, вынужден сказать, что у Игоря на тот момент были большие моральные проблемы, попросту говоря - от него ушла жена, а точнее тупо выгнала его, насколько я сейчас помню. Поэтому он иногда вытворял странные вещи и случалось, был не совсем адекватен, как, например, в этот раз. Полезли мы на гору. Места там, конечно, дикие и красивейшие, это так текстом не опишешь. Начало темнеть, и мы направились в сторону реки – как к единственному ориентиру. Не рассчитали, стемнело в минуту, и на берегу мы оказались уже по полнейшей темноте – совсем немного помогал только свет, отраженный от звезд. Из освещения с собой только зажигалка. Мы с Юрой были уверены, что надо идти вниз по течению, а Игорь был уверен, что вверх. В процессе спора Игорь просто взял и ушёл. Один. Ночь. Глухая тайга. В том направлении, котором считал правильным. Окрики и призывы вернуться не подействовали. Делать было особо нечего, мы пошли с Батом по направлению, которое считали правильным, с расчетом сообщить в лагере о ситуации и что-то предпринять. Пройдя какое-то время вдоль реки, явно намного больше расчетного, и не приметив лагеря, мы с Батом поняли - ошиблись направлением мы, а не Игорь. Пошли в другую сторону и через какое-то время замечаем свет – ребята вывесили керосинку. Придя в лагерь, мы застаем там Игоря, а я чуть не получил от Дёмина по мордасам (а может и получил – сейчас уже и не помню), правда непонятно за что. Видимо, просто все были обеспокоены сложившейся ситуацией… Помню, как проходили последний затяжной порог. Мы с Дёминым просто уже периодически спали, прямо во время его прохождения, настолько уже привыкли. И мне почему-то всё время прилетало каким-то чайником по голове, который был подвешен внутри плота. Вообще, прохождение порогов первый раз в жизни – вещь очень впечатляющая. Да еще на почти неуправляемом круглом ПСН-е, предназначенном только для того, что бы ждать помощи в открытом море. Многие потом вообще удивлялись, как мы на нём не убились. Если залетаешь на камень, пусть даже плоский, то «спрыгивать» с него на этом плоту – это что-то. Он просто складывается пополам, внутри его всё и все летят непонятно куда. По этому поводу вспомнилось подходящая шутка. Если в лодке не менее двух человек, то как минимум двоих из них обязательно зовут Гребибля и Гребубля. А если лодка с управлением, то добавляются еще двое - Рулибля и Кудабля :) Пороги обычно было слышно из-за поворота. Иногда эти звуки были обманчивы, за счет отражения звука от окрестностей. Как правило, первый услышавший возможные признаки порога, начинал относительно негромко высказывать свои предположения и эмоции в виде одного не совсем цензурного выражения. Если догадка подтверждалась за поворотом, то уже все и очень громко, крайне эмоционально поддерживали данное действо :) Продолжение следует…