Где

 

Купил я  у Витали дури. Вообще Виталя не только на всю нашу округу своей дурью славится, но и, как я узнал этим вечером, далеко за её пределами. Причем «Далеко — это очень мягко сказано».

Живем мы в Красноярске. Вы не бывали в Красноярске? Много хорошего и интересного. Но отдельно нужно отметить замечательнейшую вещ: заповедник Столбы. Множество скальных массивов. Одна вершина выше другой, краснота неописуемая.

Повелось как то в моей жизни железками всякими заниматься. Знаете ли с детства полюбил чего-то собирать, паять, ремонтировать. Это я к тому говорю, чтобы ясно стало, что в технике я слегка разбираюсь.

Лет с двенадцати заинтересовался я всяческими уфологическими делами. Всякие НЛО и так далее. Стал с телескопами бегать. Экспедиции всякие уфологические. Стал взрослее, стал более скептичен, но интерес не пропал, хотя значительно ослаб. Даже участвовал в проекте SETI@home (от англ. Search for Extra-Terrestrial Intelligence at Home — поиск внеземного разума на дому́), Кто не знает — это нагрузка по обработке записанных из космоса сигналов распределяется между множеством домашних компьютеров пользователей. Типа ни кто денег не вкладывает на суперкомпьютеры вот и пришлось любителям-энтузиастам придумать такое дело.

Позже, почитав много книжек я решил для себя, что в нашей огромной вселенной, с такими огромными просторами встретить себе подобных крайне маловероятно. Одновременно, эти же самые просторы, очень четко и намекают, что они, другие цивилизации, есть. А тут еще и Эйнштейн.... Не буду вперед забегать. Отвлекся я.

Купил я у Витали дури. Пришел домой. Разложился на диванчике с табуреточкой. Бутрбродиков себе приготовил заранее. В телевизаре нашел какое-то скетч-шоу, аля шесть кадров. В общем настроился. Разворачиваю заветную золотинику, Маленький серенький комочек выкатился, покатился по табуретке и кудато пот диван. Вроде успел я приметить траекторию его качения. Огорчаться поводов не было... уж шибко настрой хороший был. Отодвинул диван — нет ни чего. Взял фанарик, отодвинул диван совсем в другой конец комнаты. Нету ни чего. Вот, думаю, и покурил. Пришла мысль огорчения.

Но куда же деть весь свой положительный настрой. Я представил как я смотрю телевизор и ем бутерброды... Захотелось кричать . Нет. Не бывать этому. Тут я решаюсь на крайние меры. Открываю пылесос, вытряхиваю мешок, стираю его с мылом и порошком, сушу феном (чтоб заветное не испачкать (кто не понял)). Прохожу пылесосом весь зал, заглядывая во все самые укромные уголки. Достаю мешок... Ни чего.

Время приближалось к полуночи. Чтобы всё же не сбить себя с позитивного настроя я решил пойти к Витале и купить еще. Звонить ему не стал. Думаю, приду с начала, а потом позвоню. Скажу, что уже пришел. Уж от подъезда то он меня прогонять не станет.

До хожу до Виталиного дома и вижу, что Виталя курит стоит возле стоящей у его подъезда машины, разговаривая с кем-то, сквозь приоткрытое окно. Хорошо, думаю, будить не придется. Подхожу. Виталя Меня не замечает, до самого моего приближения в плотную. Подняв на меня глаза, он испуганно покосился на, уже закрывающееся окно автомобиля. Я не обращаю внимания на всю странность происходящего.

 

-      Тебе чего? Почему без звонка?

-      Да мне бы еще... того, этого... - промямлил я.

-      Тебе не поплохеет?

-      Да нет. Я это...

Виталя нервно пошарил по карманам. Достал скомканную золотинку и протянул мне. Я отдал деньги и только сейчас начал обращать внимание на то, как он себя ведет. Как бегают его глаза, как он волнуется.

Представив, что мне два квартала домой переться пешком, я, совершенно без задней мысли говорю: «А твой друг меня не подбросит?». К концу фразы я уже открыл дверь и начал садиться. А когда Виталя среагировал и вскрикнул «нет» я уже почти захлопнул дверь.

-      Здравствуйте, сказал я.

Голос, который я услышал в ответ заставил меня вздрогнуть. Сколько ж, думаю, курить надо, чтобы такой хрипатой обладать, я уже не говорю о дикции.

-      Выйди из машины!

Было я, напугавшись, хотел последовать его приказу. Но тут во мне какой-то принцип сыграл.

-      Жалко те что-ли два квартала по проспекту проехать?? Мороз же на улице.

Водитель открыл окно и обратился к Витале:

-      Это у вас так принято?

Голос снова меня заставил вздрогнуть. Сквозь щель открытого окна я видел, непонятно чем, ошарашенного Виталю. Тот промямлил что-то в ответ, на вроде «бывает». Окно закрылось и мы поехали. Ну, думаю согласился, и то хорошо. Однако, выезжая из Виталиного двора, загадочный водитель свернул не в мою сторону. Я, было, пытался объяснить, но в ответ услышал твердое:

-      хотел покататься? Сейчас я тебя и прокачу.

Ну... Собственно тут и начинается то, что я хотел рассказать.

 

Автомобиль помчался по улице, набирая скорость. Я и извинялся и даже помышлял о том, чтобы выпрыгнуть на ходу. Через 15 минут, мы выехали за город и свернули на проселочную дорогу. В свете фар я увидел впереди что-то большое, вроде фуры, в которую  мы заехали. Чем дальше, тем больше мной овладевал страх за то, что за мою наглость меня сейчас будут наказывать.

Дальнейшее происходило очень быстро. Водитель вышел, и открыл мою дверь, предлагая мне выйти. Мы прошли По коридору в котором вряд стояло еще несколько машин и попали во что-то очень похожее на кабину большого самолета. Лобовое окно, два больших кресла, панель усеянная тумблерами, лампочками и мониторами.

Хозяин протянул мне руку и добродушно сказал:

- Прокатиться так прокатиться. Как ты наверное догадался – я не местный. Предлагаю тебе прокатиться до моей родины. Домой вернешься через пару дней.

Я сглотнул. Тряхнул головой и решил, что нужно завязывать с травой. Рукопожатие я принял и хрипло поинтересовался откуда он и куда путь собственно держать будем. К сожалению я был на столько ошарашен происходящим, что не смог запомнить названия звезд и планет о которых он мне сказал. У меня в голове крутилось только то, что космические полеты простым людям не доступны а тут Мне просто так предлагается такое. Да еще и не внутри системы, а куда-то к другим звездам. И чем я удостоился такого.

Но когда я сконцентрировал мысли на том, что это просто меня так плющит от травы Виталиной, я решил расслабиться и получать удовольствие.

 

И так: Я в космическом корабле, отправляюсь в межзвездное путешествие. Мы Взлетели и довольно быстро достигли космоса.

 

«Вот это даааа!!» - Восхищался я!

Для начала он рассказал, что зовут его очень сложно и мне проще его звать Вася, и что прилетает он на нашу планету частенько - за дурью. И именно к Витале. Мол хорошая она такая у него, вот и берут. Мне, польстило, то, что репутация Виталиной травы имеет космические масштабы.

- И далеко твоя планета?

- Далеко, почти на другой стороне млечного пути.

Я вполне представлял себе такое расстояние.. И сделал соответствующий вывод.

- Ага! – воскликнул я. Значит Эйнштейн был не прав говоря о непреодолимости скорости света.

- Нет. Эйнштейн был целиком прав. И идею то свою, о искажения пространства-времени он не спроста придумал.

 Вася посмотрел на меня со странным прищуром, явно намекая на то, что ученый тоже покуривал. Я догадывался, что многие ученые прибегали к этому как к средству разработки идей. Но сам для себя это я воспринимал как шутку.

- А Стивен Хоккинг?

- Хоккинг. Ему просто состояние здоровья не позволяет курить. От того и идеи у него так себе, хотя голова светлая. Черные дыры испаряются. – Он усмехнулся. – Да… При таком бы потенциале, капельку травки.

Тем временем мы отдалялись от земли. Догадавшись, что с такой скоростью мы будем долго лететь до другого края галактики, я спросил:

- Дк если мы не можем двигаться быстрее скорости света, то как мы такое расстояние преодолеем?

- Какой ты занудный. Благодаря хлопковому двигателю. Если я тебе буду рассказывать, то ты не всё поймешь, по тому, что многого не знаешь.

- Ты расскажи, я очень постараюсь понять.. Я кое что в технике понимаю. Уж очень интересно мне узнать принцип работы хлопкового двигателя.

- Ну ты знаешь что такое вселенная. Резонанс полей вселенной.

Как то мне в голову не приходило посчитать частоту резонанса вселенной. Интересно, какими величинами можно оперировать, чтобы это посчитать?

- Как то не очень – признался я. – Намекаете, что вселенная вибрирует?

Он рассмеялся. Я понял, что ляпнул глупость.

- Сколько клеток в периодической системе у вас заполнено?

- 114 – как на экзамене выстрелил я.

-Мдааааа. Далеко вам еще. Ну я примерно понял откуда мне нужно начать рассказ для тебя.

Я уселся по удобнее.

- Лет примерно шестьсот назад  мы были развиты примерно как вы. Наука шла вперед. Количество химических элементов в периодической системе является очень хорошим показателем развития цивилизации. За исключением случаев когда её там вообще нет. Наша таблица дошла до значения 256. Всё. Это последний элемент. Не в смысле последний найденный нами, а в смысле больше нет ни каких элементов. Атом перестанет быть атомом если приобретет еще одно кольцо. Ну и как бы подчеркнув под этим черту назвали его «вселенная». Это я отвлекся что-то

Вместе с этим научились получать маленькие, контролируемые сгустки энергии. С законом всемирного тяготения знаком? – вдруг спросил он.

- Ну да. Предметы притягиваются друг другу.

- Правильно. А если ты хоть не много знаком со стариком Эйнштейном, То ты знаешь почему.

- Тела искажают пространство вокруг себя.

- Ну вот. Управляемый сгусток энергии, на столько большой, что искажает пространство вокруг себя. Вот смотри.

Он по щелкал тумблерами на панели и у меня закружилась голова. Все звезды, которые я видел впереди себя стали как то одновременно приближаться и удаляться. Это как в кино режиссер прибегает к приближению лица, а вместе с тем отдаляется всё остальное. Такой эффект я видел в фильме пятый элемент, когда когда герой Брюса Уиллиса окончил прослушивание оперы и встал по аплодировать. Что то я отвлекся. В общем всё вокруг изменилось но очень странным необъяснимым образом.

- Вот. Работает хлопковый двигатель.

- И что? Теперь мы летим быстрее света?

            Выражение его лица давало понять, что если бы он был знаком с нашим кинематографом он непременно бы спросил «Ну почему вы такой тупой?»

             - Нет. Наша скорость всего 40 километров в секунду. У нас сзади огромный источник энергии. Если угодно – черная дыра. Искажающая пространство вокруг себя. За счет этого искажения мы сокращаем свой путь.

            Эта новость меня не порадовала. Лететь на чёрной дыре казалось как-то опасно.

-  Сообразил. Но если мы летим на черной дыре, то мне кажется весь наш корабль и нас вместе с ним давлением уменьшило бы до размеров спичечной головки.

- Да. Когда нашли последнее вещество, обнаружили, что на него абсолютно не действует закон всемирного тяготения. Или, говоря языком Эйнштейна он не искажается энергией других тел. И, к стати, сам пространство не искажает. Полностью нейтрален к гравитациям.

- Ух ты! И внутри такого корабля мы защищены от действия черной дыры? До чего интересно! И к какой скорости мы сейчас приравнены…

- Ну примерно 130 тысяч километров в секунду.

- Но ведь Этого тоже мало, чтобы долететь до твоей звезды в объеме мой жизни.

- Нет. Я просто пока не могу включить двигатель на полную мощность.

- Почему?

- Экология. Долгая история.

- Дк мы вроде и не торопимся.

- Ну да. – Он усмехнулся. – Когда начали делать хлопковые двигатели. Их очень долго не могли пустить в серийное производство, по тому, что было очень много катастроф на испытаниях. Долго не могли понять почему Корабли взрываются, да еще и с такой силой. Ну то есть наличие огромного количества энергии объясняет такую силу, но до детонации додумались не сразу.

Маленькие подруливающие двигатели. Просто струи воздуха. Кроме того простой космический мусор. Водород в открытом космосе просто разлагается на атомы. И эти атомы обречены вечно блуждать во вселенной пока не попадут в притяжение какого то объекта. Коим и Является Наш хлопоквый двигатель. К стати хлопковыми их называют по тому, что они от схлопывания работают.

Ну так вот.. Один атом водорода вроде ни чего. Но если в черную дыру попадет больше… Ты же знаешь как звезды зажигаются?

- Да. Огромное давление… Водородная реакция,.. всё такое.

- Всё такое тебе… Вот когда всё такое происходит, Зажигается маленькая звездочка. К счастью Вне поля энергия существует не долго, две недели примерно.

- А как же защитный корабль?

- Этот материал защищает от тяготения, а не от взрыва. При взрыве он то же разложится на атомы.

Шутку его я конечно же заценил. Но поежился. Уж очень не хотелось мне разложиться на атомы где-то очень далеко от родной планеты.

- Ну вот по этому сразу все конструкции кораблей переделали на то, чтобы ни каких космических отходов не было. Даже не значительных. По тому что, любая какашка – есть источник водорода для реакции.

Потом стали на этих двигателях летать больше и больше. Сам же понимаешь, какое воздействие еще одна планета окажет на экологическое равновесие в звездной системе. А тут за каждым кораблем, считай, по планете тянется. В общем, баланс у нас сбился. Причем очень сильно. На несколько градусов изменились наклоны осей всех планет. Спутники вообще поменяли свои орбиты, Календарь весь наперекосяк пошел. Не знаю как у вас, а у нас от спутников много чего зависит. Там все моря океаны, животные с ума по сходили. У женщин у наших время для зачатия детей так тонко высчитывается от положения наших четырех спутников. Всё это сбилось и стало не предсказуемым.

 

Я отметил про себя, что наши 28 дней лунного календаря, очень странным образом совпадают с…. Любопытно.

- Ну вот после этого запретили хлопковые двигатели на близких расстояниях к планетам и мощностью менее единицы внутри звездной системы.

- А какими еденицами измерыется мощность такого двигателя?

- Ино. Так наш спутник называется. Один из спутников. Столько энергии сколько по весу соответствует Ино. Это раза в полтора больше чем ваша Луна. Такая энергия тоже вносит рассогласовку в жизнь системы. Но влияние ее мала.

 

Тем временем мы добрались до края солнечной системы. Там Вася мне рассказал о том, что в нашей системе есть еще 2 планеты. И не забыл упомянуть о том, что если бы Хоккинг курил, то непременно бы до этого додумался, а не сочинял бы чушь о испаряющихся черных дырах. И он  добавил мощности в двигателе, пояснив, что по мере удаления от нашей системы мощность двигателя будет расти, пока не достигнет полной мощности, это примерно два наших солнца, чуть по меньше.

Мой же мозг просто разрывало. За время пребывания на корабле я больше 10 раз щипал, кусал себя, что бы убедиться, что я не сплю. Я подумал, что комочек ни куда не закатился. А я выкурил его и мне так мощно вштырело. Но чем дальше, тем я больше убеждался, что происходящее реально.

- А на каком этапе у вас исследования других измерений?

- Ты имеешь ввиду религию.

Я очень удивился проведенной им параллели.

- Нет. Я имею ввиду технический прогресс.

- Странно вы как то розните науку и религию. – Удивился Вася – Ведь суть науки понять принципы создания всего и его (этого всего) гибели. – Он задумчиво посмотрел в потолок. И замахал руками. – Нет. Не так  я тебе попробую объяснить.

Вот у вас в определенный момент жизни теория относительности приобрела большую популярность. Даже те, кто ни чего в теме обсуждения не смыслил, пытались сказать хоть что-нибудь.

Вот  у нас, есть нечто подобное. Лет сто назад группа наших ученых опубликовала труд под названием теория «где». Примерно суть в том, что не важно силы ли небесные сотворили мир или взрыв страшный, важно, что для этого оказалось место. Чтобы что-то произошло, оно должно было произойти где то.

 

Мне вспомнился календарь выпущенный некой дизайнерской конторой. Там страница каждого месяца была обрисована макетом создания жизни на земле. С таким намеком, что Господь дизайнер работает в 3Dmax. Так вот самой первой страницей (стало быть январем) было «создание системы координат». И действительно: Что бы быть большому взрыву, ему где то должно было быть.

- Ну и как эта теория «где» Отвечала на вопрос другого измерения?

- Ну тут не совсем про измерения. То есть про них но не в том виде. Есть старый школьный пример о том, что если вести карандаш по бумаге, то внутрь круга, не отрывая карандаша, ты ни как не попадешь. Подобно этому, если выйти в четвертое измерение, то сможешь попасть внутрь трехмерного объекта. Чушь. Единственное, что может быть многомерным – информация.  Измерений в действительности всего четыре, и они очень сильно искажаемые. Теория «где» не отвечает на вопросы. Она математически обосновывает и создаёт еще большие вопросы. Пространство-время тоже должно было появиться и тоже где-то. И тут, сложно объяснить и тем более понять. Каким образом сформировались законы физики? Почему происходит искажение пространства? Как оно происходит? Наше «где» содержит огромное количество правил, по которым и существует. И есть в этих правилах некая не линейность, которая намекает на то, что они могут меняться. А стало быть где то есть такое «где» в котором эти правила другие. И то в каком мире мы живем, говорит о том, что есть другие миры. Вот, собственно тебе и прямое пересечение с религией. «Теория где» показывает, что другие «где», конечно же есть, и естественно всё это только ради нас. Я не имею ввиду вашу или нашу цивилизацию. А все существа переходят между этими мирами. В одних культурах этому радуются, в других скорбят. Но научно точно доказано (я имею ввиду нашу науку), что так и происходит.

- И сколько этих ваших миров? И самое главное, не сочти за издевку, ГДЕ они?

- А все это происходит в одном и том же месте и существует параллельно. Только события идущие в одном мире ни как не пересекаются с другими, и наоборот. По тому что другого «где» не существует.

- Блин. Ты же сказал, что этих «где» много а теперь говоришь, что больше не где. И ты не ответил, сколько их. И вроде как, учитывая искажения пространства-времени, выяснилось, что вселенная ограничена сферической формой, а что за ней, за границей?

- Те вопросы которые Ты задаешь, говорят о том, что ты не понимаешь о чем я говорю.

Есть некая сила, которая создаёт миры.

- А где она?

- Везде.

- Скажи ка. А ты  на своей планете случайно не в секте какой-нибудь состоишь?

- Нет. Ну может и в секте, но у нас тогда вся планета в этой секте. – Он усмехнулся. –  слушай, давай когда прилетим, ты с моим отцом поговоришь по этому поводу. Он больше меня знает.

Я согласился и перевел разговор на внешний вид, поинтересовавшись о разнице между нашими видами. Вася как то не внятно рассказал о огромнейшей разнице в генах, но при этом не дающей ни какой видимой глазу разницы. Почему-то об этом он говорил с меньшей охотой чем об устройстве двигателя. Добавил, что разнообразия видов на их планете значительно меньше чем у нас. И флоры и фауны и даже люди, так не блестят от брюнетов до блондинов, как у нас. «Скоро сам всё увидишь» - под итожил он.

И действительно, мы уже давно двигались на полной мощности двигателя, неведомой для меня силой перегибая пространство, приближая к себе конечную точку нашего путешествия. К этому моменту я уже по большей части верил своим глазам и больше радовался происходящему, чем удивлялся. Лететь, по всей видимости было еще далеко и мы углубились в историю развития цивилизаций. У них оказывается тоже ходят легенды о том, что на их планете раньше были другие ПРОцевилизации, которые исчезли толи в результате какого-то планетарного катаклизма, толи еще каким-то загадочным образом. Согласно этих легенд те цивилизации знали секрет мироздания и с кем-то воевали защищая какие- то космические пространства.

Так, за разговорами о технике, культуре и жизни в целом, мы приблизились к звездной системе Василия а вместе с тем и к планете. Располагалась она по совпадению, тоже третей от звезды. И конечно же, три спутника, про анонсированные им не остались мной незамеченными. Они были совсем не похожи на нашу луну. Они были значительно больше и голубее. Точнее мне казалось отсюда, что они больше. Со стороны, когда я мог видеть два из них рядом, а третий едва выглядывал из-за самой планеты. Она же показалась значительно менее красивой. Серая, с коричневыми пятнами. Я подумал, что земле, её синеву предает вода. «А как же вода?» - пришла мысль. Вода есть источник жизни у нас. А если у них её не так много, как они живут? В момент посадки поговорили и о этом. Оказывается вода у них глубоко. Есть всего несколько морей. А так… бури скважину в любом месте и вот тебе и вода.

К сожалению, я не обладаю талантом Пришвина в описании мелочей, чтобы прибегнуть к нему для обстоятельного пересказа всего мной увиденного, по этому не углубляясь в краски, так сказать, что смогу. Собственно о красках: их в десятки раз меньше, чем у нас. Вместе с тем, когда поднимаешь голову в небо палитра наполняется невиданной яркостью. Я не видел северного сияния, но тут мне пришла в голову мысль о том, что оно именно так и выглядит. Только сиянием этим усыпано всё небо. Совершенно не естественно, как кисть бездарного художника, всё это буйство красок контрастировало с серо-коричневой невзрачностью по линии горизонта. Творящееся вокруг создавало впечатление помойки. Запахов не было, ветра тоже. Сухости большой я тоже не ощутил.

У них был вечер. «Солнце» в десяток раз меньше нашего, но гараздо ближе. От этого оно казалось огромным. Темно у них становилось редко, только когда их «Луны» были не видны. Но, как Вася уже сказал, это теперь не стабильно, по тому, что календарь у них целиком сбит из-за искусственных чёрных дыр.

Корабль приземлился посреди того, что я бы назвал пустыней, по тому. Что вокруг не было абсолютно ни чего кроме других кораблей. Мы вышли из кабины сели в машину и выехали на ней, точно так же как и заехали на земле. Километров через десять унылого пейзажа ниже горизонта и умопомрачительной россыпи красок выше него, вдалеке показался холм. По мере приближения к нему он рос, и когда казалось, что вот-вот, мы уже рядом, он предательски продолжал расти, затмевая собой всё. Огромных размеров гора, с тысячами окон, балкончиков и входов, менее всего напоминала здание. Таких размеров холм с суетящимися на его поверхности людьми больше всего походил на муравейник. Других ассоциаций у меня не было.

На подъезде к самому основанию сооружения обнаружилась огромная парковка. Про себя отметив, что автопром их значительно больше имеет общего с нами, чем, к примеру, домостроение. Этот, с позволения сказать, дом, стоял один на ровном месте. На глаз я отметил, что диаметр основания не меньше трех километров. Вася же пояснил, что если мыслить моими понятиями это не домом правильно называть а городом. Каждый имеет не большие квартиры в недрах этого сооружения. Инфраструктура, всё остальное здесь же.

Пройдя по длинным коридорам с дверями, напомнившим мне общежитие, мы постучались в одну из дверей. Дверь открыл Вася. Точнее человек, как две капли воды похожий на Васю. Приглядевшись я увидел, что он значительно старше. Пока я пытался всё это прокрутить в голове Вася (настоящий) протолкнул меня в квартиру и представил мне своего отца. Тот, сначала с не охотой, предложил попить чаю, а узнав, что я с Земли оживился и стал навязчиво гостеприимным. Поспешил представиться Васей, но сын его упрекнул, что, мол имя уже зобито и пусть тот, придумывает что-нибудь другое.

Да что ты?! А сколько элементов в системе? Знаю ли я историю своей планеты? – на перебой спрашивал папа, тряся мою руку и с интересом вытаращив глаза. Как мог, я отвечал на его вопросы, но о какой истории он говорит, понять не мог. По порядку разговор пришел к общеусредненной осведомленности. Вася вспомнил, что не смог сказать ни чего вразумительного о теории «где». Папа же в ответ на это только досадовал на то, что я не знаю истории своей планеты. Тут недоумевал даже Вася, не понимая как одно с другим вяжется.

- Тебе Вася что-нибудь про войны рассказывал?

- Древних цивилизаций?

- Сам он «древняя цивилизация» - Васе прилетел подзатыльник. А мне в этот момент пришла мысль о том, что не только на нашей и на их планете всё одинаково, а во всей вселенной всё устроено по одним и тем же принципам. В нашей ли галактике или сто галактик левее, люди живут вместе, отцы ставят подзатыльники своим бестолковым, как им кажется, сыновьям. Просто это было заложено еще при том самом взрыве, который (очень к стати) произошел где-то.

 Папа велел Васе достать то, зачем он летал на Землю. Я догадался, что мне сейчас тоже предложат покурить. Нужно настроить себя на отказ, по тому как: во-первых, мне и так хватит нервных напряжений; а во-вторых, я не совсем еще уверен в реальности происходящего и самым разумным объяснением этому является именно Виталина дурь. А стало быть усугублять ситуацию не стоит. Но папа настаивал со всех сторон. Он говорил, что я ни чего не пойму, и что долго очень он будет рассказывать, и что, чуть ли ни в этом вся суть. В общем уступил я.

Вопреки моему ожиданию в самой церемонии никакого эпатажа не было. Всё скучнее скучного. «Коричневый комочек с Земли» вставляется в небольшой мундштук. Дальнейшее делает электроника. Тянешь – подогревает. Не хитро конечно, но ритуал как то обездушивает. Первым затянулся я, на правах гостя, через двадцать секунд мундштук вернулся ко мне для начала второго круга, а затем и третьего. Вася с папой продолжили без меня, доведя количество кругов до шести. Толи они привычные к этому делу толи их организм это воспринимает так.

Время, и всё происходящее вокруг замедлилось. Мысли потекли медленно, но паутинообразно, создавая впечатление того, что ты думаешь обо всем, вместе с тем лишая возможности думать о конкретном, не давая уцепиться ни за одну ниточку этой самой паутины.

Обращаясь ко мне, папа начал:

- Чувствуешь, как замедляется время? Может показаться бредом, но сейчас мы у тебя в гостях. Смешно, ты сидишь в гостях у нас и ведешь в гости к себе. О чем это я? Ах да, время. В каждом мире рано или поздно появляется человек, который находит закономерность между скоростью и временем. В вашем мире это был Эйнштейн где-то еще кто-то еще, но главное не это. Главное то, что подобно рычагу, с помощью которого мы можем сокращать усилие, увеличивая расстояние, мы можем уменьшать время, увеличивая скорость и наоборот. Как это не банально, движение – жизнь. По тому, что с Большим взрывом, началось разбегание вселенной и собственно сам ход времени. И тем это время быстрее, чем дальше убегает вселенная. Всё на свете движется крутится и куда - то летит, благодаря чему и летит время. Логично предположить, что где-то есть точка, вокруг которой всё и крутится и совершенно естественно, то, что в этой точке нет времени. И не то, чтобы оно как то медленно идет не идет вовсе… Его просто нет. Конечно же, чем ближе к этой точке, тем время медленнее.

Еще со времен сотворения мира, за владение этой точкой шли войны. В разные времена сведения о ней скрывались и идеализировались. Становились поводом для создания тайных обществ и орденов, хранителей этого знания. А когда и наоборот, место это объявлялось вселенским беловодьем и шли туда толпы паломников, веруя, кто в силу чудодейственную, кто в исцеление.

 

Мне очередной раз пришла мысль о том, что всё во вселенной устроено одинаково. То, о чем он говорил многократно бывало и у нас. Даже не то, что бывало. Это есть. Н не говорил ни чего нового. Сначала мне хотелось вставить свое слово, но я боялся потерять нить разговора. То, что инопланетяне, находящиеся в комнате вместе со мной, мягко говоря, обдолбанные, говорила не только медленная речь старшего, но и что-то такое неощутимое. Висевшее в воздухе. «Замершее время» - немедленно пришел в голову ответ. Стало смешно. Но говорившего папу перебить я не посмел.

- Разные цивилизации пытались предъявить свои права на заветную точку. Место это находилось на одной конкретной планете. Представляешь? Вся вселенная крутится вокруг одной планеты. Многочисленные боевые действия проходившие в тех местах сильно повредили экологию местности. Переколбасились наклоны осей вращения планет той системы, а одна даже направление вращения сменила. Представляешь какой силы удары там осуществлялись? В общем теперь точно уже ни кто и не скажет где же та заветная точка из которой вселенная начала свой разбег. Но точно можно сказать, что самое медленное время во вселенной на твоей планете. И то, что мы курим траву с твоей планеты и позволяет нам ощутить замедление времени. И твои предки знали, что центр вселенной гора Меру. Слыхал про такую?

Ком мыслей закрутился в моей голове. Когда я начинал его слушать я даже и не предполагал, что весь разговор к Земле сведется. Теперь же нужно было прокрутить всё сказанное со знанием того факта, что это Земля.

«Меру» - Наверное слыхал. Было чтото такое у буддистов. Но это было в разное время по разному. И Арарат был и Олимп и Сатва на Балканах. А что уж там по легендам за горы в Атлантиде были уж и вспоминать не стоит. Мало ли чего считают у нас центром вселенной. Я набрал воздуху чтобы вступить в спор, но папа меня остановил взмахом руки. Я понял, что он попросту «торчит» и мешать мне ему не стоит. Кажущаяся прозаичность в самом начале ритуала обернулась важными событиями в конце. Я свое это состояние считал побочным и, при желании, мог делать что угодно, не обращая на него внимания. Они же наоборот, наслаждались «замиранием времени» и в это время беспокоится ни о чем не хотели.

 

Провожали меня домой на следующий день. Переночевав я удостоверился, что всё произошедшее со мной реально по тому, что проснулся я где засыпал. А разве бывает здоровый сон в галлюцинациях.

Домой меня привезли утром субботы. Получается за двое суток прошедших для меня, на земле прошла всего одна ночь.

Заинтригованный последними беседами о том, как найти заветное место без времени, я полез в интернет и давай линейками чертить гугловские карты. Сутью методы было вычисление центра того единого континента, который существовал до описанных мне воин, расколовших и сдвинувших его.

Вычислив заветные координаты: 55 градусов 56 минут 53 секунды к северу и 92 градуса 48 минут 5 секунд к востоку, я по быстрому накидал в рюкзак чего-нибудь смешного и помчался туда, где и сижу в данный момент.

Вы спросите замерло ли время? Думаю, что да. Для меня да. Здесь на вершине, где ветер создает такой шум, который кажется тишиной. Где перелив красок осеннего леса сменяется кажущейся монотонно белой зимой. А когда приходит весна само собой её осознание рождает такой вихрь чувств, что не знаешь плакать или смеяться. Сейчас, когда я сижу здесь и чувствую скрипучий ход временив ем телом, хочется верить, что четыре миллиарда лет назад именно в этой точке было сконцентрировано сверхплотное вещество, давшее жизнь всему. И уступ камня под моими ногами, как символ тверди, той сверх плотной тверди от которой всё произошло.