Извращенец

Лесбиянство, гомосексуализм, мазохизм, садизм -
- это не извращения. Извращений, собственно,
только два: хоккей на траве и балет на льду.
Фаина Раневская.

В небе полетаем, и тогда узнаем,
Что любовь другая, что любовь, как сон.
Так отныне будет, пусть так будет,
Пусть никто не судит, тех, кто любит и влюблён.
Слова из песни А. Губина

Рос Андрей абсолютно так же как и большинство, с начала советских а за тем Российских детей. Были у него и отец с ремнем и мать с пряником. И школа и двойки и пятерки. Не будем заострять внимания на его обычности. Поговорим о том, что сыграло основную роль в формировании его жизневосприятия.
Каждое лето он приезжал в деревню к бабушке с дедушкой, у которых когда то было много детей в следствии чего в месте с Андреем в большой дом приезжали жить еще несколько двоюродных братьев и сестер. Было здорово и весело. Начиная с десяти лет он стал замечать за собой, что странным образом ему нравится смотреть на его старшую сестру Марину.
Марина к тому времени Окончила школу золотой медалью и пыталась определиться с предстоящей профессией. Андрей пытался понять, что ему в ней нравится. Толи то, что она круглая отличница, толи её длинные чёрные волосы, или черные глаза, которые на столько подчеркивались (опять же черными) бровями и ресницами, что в них хотелось утонуть.
Каждое следующее лето Андрей продолжал ей восхищаться, ни кому об этом не рассказывая. Но ни какими надеждами на какие бы то ни было отношения он себя даже не теши. Он даже и не рассматривал такого варианта. Была понятна и родственная связь, и существенная разница в возрасте. Да и ей, само собой разумеется таких отношений совсем не нужно было. В общем Андрей этого даже не рассматривал. Лишь где-то в душе надеялся, что когда будет выбрать жену, ему удастся найти себе кого-то похожего.
Время шло. Марина стала приезжать в деревню крайне редко и совсем не надолго. Это не было любовью, наверное по этому Андрей не грустил, когда её не было. Но когда она приезжала… Он не сводил с нее глаз.
Когда Андрей сам стал студентом, он сам стал всё реже радовать стариков своим появлением. Жизнь затянула. Вот тут и случился его первый сексуальный опыт. И случилось это совсем не на пьяной вечеринке (согласно классике). Он очень долго ухаживал за девушкой, своей ровесницей и боялся близости. Она в свою очередь её тоже боялась по тому, что была тоже…
В общим случилось всё очень угловато и сопутствовала им совсем не романтическая музыка а говорящий из телевизора Задорнов. Было не смешно. Многое Андрею сильно не понравилось. Да пожалуй всё. В процессе он несколько раз хотел прерваться и кинувшись к телефону задать вопрос какому-нибудь своему приятелю: «А должно ли быть столько крови». Всё ухудшилось с осознанием того, что большая часть крови его. Это спустя еще несколько месяцев ему врач объяснит, что то, что он порвал, называется уздечкой, и страшного в этом не много.
В общем после этого самого первого опыта Андрей решил, что весь его секс будет ограничиваться лишь визуальными наблюдениями. Это самое лучшее, что он в этом видел на тот момент.
Конечно же не много времени прошло прежде чем он продолжил свой опыт, молодость всё таки. Задорнова, правда, слушать он еще долго не мог. С этой девушкой он про встречался больше двух лет. Даже были помыслы в недалеком будущем создать семью. Всё рассыпалось, когда ей пришлось уехать учиться в Англию. Шансов поехать с ней не было ни каких. И родители были не зажиточными и учеба была далека от блестящей. А ждать её три года совсем не хотелось. Пару месяцев Андрей сокрушался и думал, что если он так долго не может успокоиться значит легко сможет подождать три года. Как-то, когда он шел пешком домой (ввиду отсутствия денег) увидел, как девушка пытается поддомкратить иномарку. Совершенно от чистого сердца предложив её помощь, уже меньше чем через час он оказался у нее дома и еще через два у нее в постели.
«А ведь начиналось всё на вы» - думал он с усмешкой. Женщина – тридцать два года, ровно десять лет разницы. Встречи стали регулярными. Два три раза в неделю Андрей приходил к ней, они чудесно проводили время. Он ни когда не интересовался чем она занимается, но суда по машине и обстановке в доме – бизнес леди среднего уровня. Два любопытных и противоположных чвства испытал тогда Андрей: Первое – ему нравился её высокий статус. Он понимал, что на работе она зверь-тётка, а с ним она ягненок. Развивая мысль он решил, что ему обязательно нужно завести отношения с диктором телевидения. Все на нее смотрят, все уважают и видят ту оболочку которую показывают на экране. А если бы ему удалось, как бы приоткрыть некую завесу… вот где можно эго своё потешить. А еще лучше не диктора а Ирину Хакамаду. Может она далека от совершенства, но статус её…
Вторая мысль опускала на землю любое эго. Пару раз утром Андрей спросил у нее денег занять. «Пятьдесят рублей – на маршрутку». Под разными предлогами она отказывала. От этого становилось обидно. И, вроде, не в деньгах было дело. Приходила на ум собственная никчемность. «Получается ей член мой нужен только, а как человек я её не интересую».
Со временем вторая мысль перевесила и Андрей перестал к ней ходить. Несколько раз приходилось себя пересиливать, ибо хотелось очень. Это удавалось.
Как говорится: «Долго ли коротко ли» - Едет как-то он на отцовой «тройке» и его сильно подрезает подобный автомобиль. Пришлось резко ударить в тормоз и сигнал, чтобы избежать столкновения. За рулем оказалась девушка. Не трудно догадаться чем закончилась их общая остановка и попытка разобраться. Евгения была лет на 5 старше Андрея. Не сказать, чтобы очень симпатичной. Короткая стрижка, несколько татуировок. Любила покурить травы и в этом состоянии погонять на машине. Андрей этого боялся и раздражался, когда она курила. Лишь спустя несколько лет он сообразит, что она осознанно ни разу не предложила ему попробовать этой дряни. И даже за уважает её за её понимание того, что не стоит других втягивать в яму из которой сам не знаешь как выбраться. Главное другое. Главное, что секс здесь стал совершенно другим. Андрей очень не хотел сравнивать, где он был лучше. Он был в корне другим. В самых первых ей было значительно больше надо, в отличии от предыдущих подруг. Во-вторых, она ни сколько не стеснялась на ласки. Он даже и не догадывался, что у него и там и тут – одна сплошная эрогенная зона.
Несколько раз Андрей пытался с ней заговорить о том, что чувствует себя неловко, когда она доставляет ему оральное удовольствие, а ему приходится просто лежать ничего не делая. «Дурачок» - слышал он в ответ. Она пыталась объяснить как могла, но Андрей понял по своему. Это как дарить подарки, тебе приятно от того, что ты делаешь кому-то приятно. Конечно же он неоднократно испытывал свои измышления и пришел к выводу, что это не совсем правильно. Всё хорошо в меру. Золотая середина: пять минут ты, пять минут тебе. Тогда всем приятно и ни кому не обидно.
В таком режиме они прожили год. Часто ругаясь из-за её пристрастия к траве и тут же всё решая мировым сексом.
Кончилось всё довольно грустно. Обдолбившись в очередной раз она не справилась с управлением на трассе за городом.
На похоронах Андрей плакал. Очень хотелось её вернуть. Он точно знал, что это не любовь. Это даже скорее какая-то её противоположность. Но знать, что того, что было, ни когда не будет – худшее ощущение. Зубы стискивались сильнее, глаза разъедала соль.
Окончание института, два года службы в армии офицером, работа. Весь быт жизни наладился а главного не было.
Договорились мы как то встретиться родственниками в старом дедовском доме. Давно не виделись. Я честно говоря и думать забыл про двоюродных своих братьев и сестер.
Приехав в дом я конечно же встретился с Мариной. Время конечно же нещадно. Для своих сорока выглядела она просто здорово. Прическа конечно не та, да и молодости нет уже давно. Но глаза. В эту черноту по прежнему хотелось нырнуть.
Перед воротами, как и прежде, суетилась толпа ребятишек. Кто тут наш, кто соседский я уже вряд ли бы смог разобрать. Андрей смотрел на этих детей и от чего-то радовался. Вдруг, в одно мгновение что-то произошло. Мелкая дрожь прошлась по телу. Глаза забегали, пытаясь снова найти то, что показалось мгновение назад. Среди детей он увидел Марину, ту самую, как тогда, двадцать лет назад.
В тот вечер он ни разу не отвел глаз от нее. Он чувствовал в себе педофила и за это себя ненавидел. Понимал, что его сумасшедший взгляд могут увидеть другие, но ни чего не мог собой поделать.
Шестнадцатилетняя дочь Марины фантастическим образом взяла от матери всё самое лучшее. Отца её Андрей видел всего несколько раз и выдающегося в нем ни чего не заметил. Но совершенно точно, что есть и в нем некий ген, который не просто не стал доминировать над материнским, а чудо отшлифовал его исправив те мелочи, которых не хватало до совершенства.
Кроме того, из разговора с Мариной Андрей выяснил, что она не только заканчивает школу медалью но и учится в музыкальной школе, сразу на двух инструментах и является призером каких то там соревнований по лёгкой атлетики.
«Так не бывает» думал он. Однако, то, чего совсем не бывает, ждало его впереди.
Чтобы чаще тешить себя созерцанием такой красоты Андрей стал чаще ходить к ним в гости. Старался больше общаться с ней.
Фантастическое совпадение, но их взгляды во много сходились. В музыки в спорте в искусстве. Они проводили всё больше и больше времени, а Марина не видела в этом ни чего плохого. Ну проводил дядька племянницу на тренировку. Это продолжалось до тех пор, пока сама племянница не сказала «А тебе не кажется, что мы созданы специально друг для друга?».
Следующий год жизни дался очень тяжело. Бесконечная ругань девочки с матерью, встречи тайком. Переезд, разборки с милицией.
Андрей всю оставшуюся жизнь будет думать о том, с кем же он создан друг для друга? С ней или с матерью. Но ни разу не пожалеет о том, что случилось. Марина только спустя три года сможет всех простить и принять в зятья двоюродного брата, который старше её дочери на пятнадцать лет.
Не смотря на то, что девочка иногда будет плакать по ночам от дикого желания иметь детей, они проживут всю жизнь вместе и счастливо. По тому, что ни с кем другим она жить не смогла бы. По тому, что они созданы друг для друга.