Происхождение видов

 


Отчего в ноябре ветер кажется таким пронизывающим? Снега еще нет, по крайней мере, в таких количествах, чтобы происходящее можно было назвать зимой. И может быть именно это, наводит такое уныние на душе, что ветер кажется щупальцами живого существа, от которых ну просто ни куда не скрыться.
Нищие попрошайки в такую погоду выглядят особенно жалко. Жалко и вместе с тем особенно отвратительно. Проходя мимо одного из них, державшего двумя культями большой одноразовый стакан для мелочи, я подумал, что все мы каждый день идем на работу и заставляем себя чем-то заниматься, чтобы прокормиться, иногда даже терпим унижения и боль. А у него вот такая работа, сидеть на ветру и держать стакан отсутствующими запястьями.
- Ну-ну… Работай, работай… – пробормотал я себе под нос. И решил, что обманываю я себя. Наверное многие, да почти все, проходя мимо попрошаек проговоривают себе в мыслях, давно заготовленное на такой случай оправдание. Что-то вроде «Я сам еле свожу концы с концами», «Всем не поможешь», «Это не нищий а их целая мафия с этого кормится»… и так далее и далее. Разум готов пойти даже на очевидный самообман, только бы сделать вид, что не замечает этого самообмана.
И вот тут, толи от холода, толи от нагоняемого им уныния я совершил не типичное для меня. Я вернулся и бросил сто рублей в прозрачный стакан, на дне которого валялось рублей двадцать мелочью.
Через два с половиной часа я возвращался обратно тем же путем. Мужика на том же месте не было. А был он в подземном переходе, куда я спустился. Ну как сказать «был»? Валялся, прямо на холодном мраморе перехода, даже не позаботившись о том, чтобы те самые люди, которые ему подавали не увидели опустошённую бутылку водки, валяющуюся рядом. А с чего я собственно решил, что он должен об этом позаботиться? Или он мог вполне решить, что позаботился. Чего под «белкой» не бывает. А что у мужика именно она, сомнений почемуто не осталось ибо я понял, что занятий для себя этот несчасный безрукий в жизни других и не видит, кроме как нажраться и… И нажраться.
Как бы там ни было, себя я укорил за утреннее подаяние и уже точно решил всегда вспоминать этот случай при виде нищего. Оправдание железное.
Через пару дней мне опять пришлось поехать в этот район города. Ну и конечно-же «мой знакомый» сидел на своем месте. И опять он вызвал во мне желание помочь, пусть даже на бухается я все равно живу лучше него. Да и точно так же как он хочу на бухаться. Чем я лучше него, если на пятницу у меня уже намечена посиделка с друзьями? Просто мне есть где выпить и чем закусить. Так это пока. То, что у меня белки нет? Опять же…
Я решил поговорить с ним. Оценю, думаю, степень адекватности человека, а там по обстаятельствам подам или не подам.
- Хочешь курить?
Красная, не бритая, обветренная морда кивнула. Выражение на этой морде не отразило ни чего, словно к нему всё время подходят с подобными предложениями. А может и подходят.
Прикуриваю две сигареты и протягиваю одну ему в зубы. Ну как «в зубы»? В то, что в них осталось. Стоит курит ни чего не говорит, на меня не смотрит. Надо-бы, разговор какой-то завязать. Сразу на прямую про руки спросить я не решился.
- Давно так живешь?
Ответ был настолько неожиданным, что в туже секунду я решил, что еще стольника отдать не жалко.
- От сотворения мира.
Это вызвало у меня не произвольную улыбку. Мужик сохранял прежнюю без эмоциональность. Захотелось конечно пошутить о том, что он еще создал небо и землю но я не стал.
- А как звать тебя?
- Адам.
- Юра. – Автоматизм заставил вздрогнуть руку, направляя её для рукопожатия. Но я вовремя опомнился.
- А где руки-то потерял? – Я очень старался, чтобы вопрос звучал по свойски, но как всегда бывает, когда пытаешься строить из себя бывалого - получается что попало.
- Длинная история.
Ясное дело, что не хочет говорить. Я бы тоже не стремился. Поняв, что разговор дальше ни куда не сдвинется я достал стольник, бросил в стакан и пошел. Мужик меня окликнул.
- Э… погоди. Как тебя звать?
- Юра.
- Юрок! Сбегай за бутылкой.
Вот это наглость! Какой уж тут позаботиться о тайности своего алкоголизма? Совершенно не могу представить чем я руководствовался выдвигая условия, что мол сбегаю за историю про руки. Видимо хотелось казаться бывалым до конца. Или дуратсяки принцип какой-то в голове созрел. В общем сбегал я за флянцем и о-о-очень медленно принялся его открывать и наливать пытаясь как можно большую честь рассказа уместить в трезвого рассказчика. Но тот смотрел на бутылку облизываясь и не мог сосредоточится. Зная, что алкоголики пьянеют моментально и сильно, я понял, что истории не будет. Однако…
Выпив почти пол бутылки из горла (он решил, что наливал я себе), очень ловко ухватив её культями он начал:
«Не знаю, знаешь ты или нет, но жизнь наша была принесена на эту планету большой кометой. Огромным куском льда, который врезался в землю миллиард лет назад. А до этого еще несколько миллиардов просто болтался в космосе. Там и сейчас их болтаются тысячи»
В натуре «белка». Вот это мужик загоняет… и кто? Просто бомж рассказывает о… А то, о чем он говорил я совсем недавно слышал в одном фильме от Би Би Си. Там говорилось примерно так:
«Скажем такая комета врезалась в юную Землю миллиарды лет назад. Она принесла с собой органический материал и воду – сырье для возникновения жизни. Может быть она посеяла семена жизни на земле, которые в конце концов превратились в нас.»
А причем здесь собственно руки? Я решил выслушать не перебивая.
«Жизнь - она ведь что такое? Это как бы вирус. Не в смысле заразы а в смысле существования. Маленькая бактерия была в огромном куске льда и… Не с того я начал
Сижу я значит дом, ни кого не трогаю, смотрю телевизор. Телевизор заморгал, я глять в окно а там – темнота. День вроде был, думаю. Встаю подхожу к окну. Мать моя! Бездна. Прям чернота с белыми белыми звездами. Ни черта не понимаю. Как так? Дом был на земле и бац в космосе. Прям лечу в космосе. В собственной квартире, как на корабле. Так мне страшно в бездну в эту смотреть было. Вроде как, знаешь, с высоты огромной, толь ко понимаешь что не упадешь ни куда. А точнее знаешь, что падаешь уже, но ни когда не упадешь. А вот дышал как и почему не объясню. Не знаю.
Лечу значит. Чувствую, что скорость набираю. То есть квартира набирает, ну а я в ней. Электричество есть, вода в туалете смывается. А хотя всё в космосе.
Стал думать, как такое могло случиться. Допустил, что с ума сошел, перепил чего-то или переел. А может просто думаю умер. Причем тут квартира моя, правда не понятно, но решил, что это та атмосфера, которой пропиталось мое сознание а значит в мир иной душа смогла отправиться только вместе с квартирой. Только вот в таком случае было совсем не понятно куда она, душа стало быть моя, направляется. И наверное в окно я должен других таких же умерших видеть а я тут один.
Нет. Не умер – думаю. Покойники в туалет не ходят и есть не хотят. В холодильнике кое чего оставалось. Спустя сутки я все таки уснул не надолго, волнение сильное просто было. Просыпаюсь и вижу отдаляющуюся всю галактику. Да что-ж, думаю, за в рот-компот такой? За день всю галактику пролетел и чувствую, что скорость моя растет. Ну прям растет и растет. Я увидел другие галактики, издалека конечно, мой путь лежал не через них. На десятый день полета, скорость расти не перестала но у меня кончилась еда, как я не экономил. И фатальность по поводу сильно уж затянувшегося сновидения привели меня к тому, что я решил предпринять попытку умереть.
Страдания связанные со страхом перед необъяснимым нужно было прекратить. К тому-же это было единственным способом проверить умер я или нет. Конечно мысль эта пришла не сразу. Она появилась на третий день а на десятый она обрела решительность.
Бездна за окном была такой черной, что от нее трудно было отвести взгляд, стоило ему на ней хоть на мгновение задержаться. Бледные пятна галактик уже были еле различимы. Кажется я добрался до края вселенной и что дальше? А ни чего. Я взял кухонный нож встал перед окном и уже намеривался, что есть силы ударить себя в сердце, как вдруг где-то в самом центре моего я почувствовал:
- Ты
Я замер и пытался понять это я просто думаю, схожу с ума или со мной действительно кто-то говорит. Учитывая, что всё происходящее со мной уже десятый день не может происходить в здоровом уме, я решил, что это те, кто направляет меня по этому маршруту решили со мной заговорить. А это уже очень хорошо.
Я бросил нож и стал прислушиваться (предчувствоваться) к происходящему у меня внутри.
- Кто? - отлилось у меня то-ли в груди толи в самом центре головы.
- Человек – говорю в слух, громко. – Адам – почти кричу.
И тут ясно увидел того, с кем разговаривал. О-первых я не разговаривал а просто понимал. Если бы я это просто придумывал, то наверное не было-бы ни какой разницы. Но в слава русского языка образы возникавшие у меня в голове, не облекались совершенно. Во-вторых, про собеседника нельзя было сказать «тот кто». По тому, что это было нечто. В-третьих, совершенно понятно, что это что-то было лишено сознания, по крайней мере в привычном смысле.
Выходит я общался не понятным образом с чем-то неодушевленным. И то, что я понял, было мной именно понято, с помощью этого несущества, и то, что я тут облекаю наш разговор в слава, не говорит о том, что оно так и звучало. А смысл этих несказанных мне никем слов заключался в том, что пять дней назад это самое несознание осознало себя и как бы этот момент и явился его появлением. Хотя, еще раз скажу, что сознания там точно ни какого не было. Это всё равно как мысли камня представлять или горы.
И по всему понятому мной выходило, что я прилетел из самого центра этого самого бессознательного существа осознавшего свое существование пять дней назад. (Каких, к черту дней? - Вопрос такой же непонятный как и много другое) А значит, пять дней назад его еще не было.
Если бы всё понятое представлялось в виде диалога, то звучал бы он примерно так:
- Как же пять дней назад не было, если я десять дней из центра лечу?
- А то, что у тебя прошло десять дней совсем не значит, что у меня прошло столько же времени. Я появился пять дней назад из маленькой точки. Появился не только я, но и много кто по плотнее. Просто я самый большой и занимаю больше половины всего занимаемого пространства и пронизываю собой почти всё.
- А я тридцать лет живу уже в середине того, что по твоему утверждению появилось пять дней назад.
- Нет тебя в центре. Даже если ты там и был, прилетев сюда ты стал быть там, где пять дней вселенная расширялась и ни чего у нее внутри нет не звезд еще ни планет ни тебя и вообще ни какой жизни.
Понятно, что говоря «вселенная» я говорю слово, которое здесь отражает тот смысл, который я постиг тогда и само слово не звучало.
На следующий день, стало быть шестой от сотворения мира, после продолжительных разговоров (не разговоров) с темной материей, а по моему мнению именно она это и была, я понял следующее:
Большой взрыв, образовавший нашу вселенную, случился. А так как время - штука не линейная и зависит от гравитации и скорости, то случился такой вот парадокс. Вселенная расширялась со скоростью многократно превышающей скорость света. Отсюда, ясное дело, и разница во времени, пока у нас там прошло тринадцать миллиардов лет тут прошло пять дней. А главный парадокс заключается в том, что нет во вселенной на пятый её день ни звезд не планет ни, боюсь ошибиться, даже атомов. И тем более нет жизни. И неоткуда этой самой жизни там взяться даже через тринадцать миллиардов лет. Эволюция это здорово, но ей нужно откуда-то оттолкнуться.
И вот какая картина вышла на шестой день творения. Я, со своим холодильником и унитазом составляю единственное материальное существо. Еще и наделенное сознанием и… Самое главное являясь носителем вируса жизни. И мысль о том, что вся наша вселенная будет существовать безжизненно, по сиротски. Имея в себе все те красоты и загадки, которые в ней были всегда, только некому будет их обдумать. Да что там обдумать? Не украсится ни какой растительностью ни одна планета и вода будет мертвой без бактерий. Да и зачем она нужна такая вселенная, если то единственное, что является хоть каким-то (пусть по мнению философов и очень слабым) доказательством смысла существования этой самой вселенной, будет отсутствовать.
А в том, что я всё действительно правильно понял, не было ни каких сомнений. Это ведь темная материя. Она всё пронизывает собой. Она ведь врать не может. Да и смысла ей в этом нет у нее ведь нет сознания. А я скоро начну умирать от голода или, неравен час, проснется где-то заблудившаяся рациональность происходящего и меня порвет окружающий вакуум.
В общим заселить нашу вселенную я решил очень простым и надежным способом. На шестой день творения я взял блэндер, перемол в нем первое, что попалось под руки, а именно эти самые руки. И, открыв окно, пустил вирус жизни в бесконечность, где миллиарды лет он обречен скитаться обрастая льдом и надеясь заселить какой-нибудь мирок а может когда-нибудь и перенаселить всю эту самую вселенную.»